Арт-летопись Силламяэ: от притонов и панкухи до перформансов и джазового фестиваля

sillamae ljudi a
Силламяэ — маленький город, где люди живут плечом к плечу и спина к спине, прямо как в одной «семейке» из рассказа… «Это город, где до боли знаком каждый камень и каждая трещина в асфальте. Город, в котором остановилось время, — здесь всегда одни дороги, но разные пути…»


То, что я опишу, охватывает далеко не весь спектр творческой деятельности жителей города. Например, Силламяэ славится всевозможными славянскими праздниками, Днями рыбака и корюшкой; природой, театром, музеем, уникальной для нашей страны архитектурой, музыкантами, поэтами и художниками, которые до сих пор рисуют афиши и плакаты, а не печатают их в типографии, а также спортсменами, выступающими на Олимпийских играх. Все это заслуживает отдельного внимания, но будет выглядеть скорее как поверхностное руководство для туриста, желающего уместить «романтику» в банку пива и посиделки на Приморском бульваре. Я же расскажу об альтернативном движении, о котором и многие жители Силламяэ, наверное, не слышали.

9Мая ДК

90-е: Повсюду хаос, паника, деструкция

Когда-то в Силламяэ собирали детали для атомных бомб, и въезд был по пропускам — секретный городок с кучей бомбоубежищ и военных тайн. Вся эта секретность сказалась и на местных жителях: люди здесь стараются не выделятся и всячески избегают поводов для сплетен. Поэтому как таковой массовой арт-культуры и арт-тусовки в Силламяэ не было и нет. Народ кучковался, прячась в подвалах бомбоубежищ. Таким вот подвалом была и «студийка» на ул. Румянцева 4. Пожалуй, панк-рок-, рейв- и даже джаз-фанк-культуры Силламяэ уходят корнями именно в это бомбоубежище. Работала студийка на Румянцева с 1993 по 1995 год. «Это 90-ые — кому криминал, кому барбитура». В то время торчали все кому не лень и на чем не лень, а играли исключительно панкуху. В подвале на Румянцева тусовались такие группы, как «Трансклюкатор», TheBestOfTheBestolachez и «Витячи». Последняя группа, кстати, играла в стиле фолк-рок и в то время была довольно известна благодаря высокому уровню музыкантов, многие из которых играют до сих пор. В состав «Витячей» входили Виктор Романов, Олег Блык, Сергей Дышловой, Леха Лис (The Mub) и Аркаша (Smoke’n’Smile). Группа «Трансклюкатор» начала играть тогда, когда студия уже была на грани закрытия и скорее походила на притон. В живых от «Трансклюкатора» тоже почти никого не осталось. Исполняли они песенки в стиле панк-металл, такие как «Молочный супчик» и «Смерть струны», по-всякому экспериментируя со звуком, например, пропуская орган через дилэй и другие примочки. TheBestOfTheBestolachez — в дальнейшем этот бэнд даст плоды в виде электронного проекта The Mub и фанк-группы Smoke’n’Smile. Во времена студийки Румянцева «Бестолочи» играли в стиле панк-зен и напоминали ранних Beastie Boys: тяжеляк под басовый фузз и матерные стихи. В состав группы входили Роман Ананьев (Smoke’n’Smile, вокал, гитара и тексты песен), Леха Лис (The Mub, барабаны), Серж (The Mub), Шура Бочкарев (бас). Названия песен и тексты были вполне оправданы: «Кожаные плавки», «Африка», «Хочу ебаться», «Повсюду хаос, паника, деструкция». «Африку», кстати, Рома протянул аж до полноценного состава Smoke’n’Smile, где она звучала в босса-ритме под сакс и тромбон.

Были еще «ЦНС» и Destroy, по стилистике особо не отличавшиеся от «Бестолочей» & Со. Их репетиционная точка находилась в подсобке 4-ой школы, где в актовом зале порой проходили концерты. Как велись учителя и руководство школы на весь этот «зоопарк», непонятно. Все, что творилось на этих концертах, цензуре и не снилось, и оно к лучшему. Про «ЦНС» промолчу:). А про группу Destroy можно сказать пару слов: играли там Роман Ананьев (барабаны), Антон (бас, сейчас живет в Германии) и будущий хэдлайнер Smoke’n’Smile Димон Агапчев (гитара). Сейчас бы Дима добавил: «Все это было давно и неправда».

sillamae kartinkaБыла еще одна метал-группа, которая занимает далеко не последнее место в развитии андеграунд-движения Силламяэ. Это группа Monstera, о ней расскажет Алексей Беляев, будущий барабанщик Smoke’n’Smile и основатель клуба StudioÖÖ:

«Организовалась Monstera в 2000 году на осколках ансамбля «Армагеддон» (ранее он назывался «Легенда»), в котором играли Роман Денисенко (гитара, вокал), Сергей Хмелев (бас) и Дмитрий Михайлов (барабаны). После развала «Армагеддона» Роман остался блуждающим форвардом, но желание играть не отпало. Он пробовал влиться в коллектив Vigiliа Mortum, но не срослось, и по осени он предложил мне, Алексею Беляеву, играть трэш. Я, конечно, сразу согласился, заявив, что буду на барабанах, хотя играть на них вообще не умел. Состав дополнился Валерием Манжиковым (гитара), и худо-бедно, громко и криво мы начали репетировать. Позже на басу к нам присоединился Роман Warwink, ныне известный столичный тату-мастер. Завертелось, закрутилось, пошли концертики и гастролики. В 2002 году мы поделили первое место с другой бандой (забыл название) в конкурсе Hard Rock Сlub Noortebänd. Несколько раз мы участвовали в Hard Rock Laager, а также играли на благотворительном концерте, деньги от которого пошли на установку памятника легенде эстонского рока Гуннару Грапсу. В общем, мы полабали на одной сцене со множеством местных и забугорных банд, было весело. Году так в 2009 Рома Warwink по причине смены своих творческих интересов покинул коллектив, и на его место пришел Дима Орлов. В таком виде Monstera просуществовала года до 2013. На данный момент мы не гастролируем, не репетируем, но о смерти коллектива я бы не заявлял: между членами группы сохранились дружеские отношения, все мы заняты в других коллективах, и возвращение Monstera не исключено».

sillamae plakat 2a

На стыке веков: меняю авто на ПК

За время существования подвала на Румянцева с помощью Юры Хрипина были организованы первые рок-фестивали в ДК, которые в дальнейшем стали довольно популярными. Так в Силламяэ проводился ежегодный фестиваль Rock Wave, куда слетались группы со всего Ида-Вирумаа и не только. После того как студия на Румянцева превратилась в самый настоящий притон с таблетками и ширевом, ребятам из «Бестолочей» пришлось покинуть сие «райское местечко».

С 1996 по 1998 год были студийки на автовокзале (нынешняя заправка Olerex), в подвале кинотеатра «Родина», а также в диспетчерской «Электросети». У групп начал формироваться музыкальный вкус, появились первые записи, сделанные на 4-х дорожечный бабинный магнитофон. А потом Роман Ананьев услышал Джей Кея (Jamiroquai) и с головой ушел в фанк.

От «Бестолочей» остались только Лис и Серж, будущие The Mub. Они тоже были неравнодушны к музыке и очень хотели творить, но так как играть было не с кем, то парни решили обратиться к электронной музыке. Купить свой компьютер было чем-то из области фантастики, и чтобы приобрести «первый Пень 486», Серж продал машину. Но это полбеды. Если сейчас есть куча литературы, инфы, самоучителей, то в то время, приобретя комп, максимум, в чем можно было разобраться, это то, что кнопка ON запускает ПК. Про всякие синты, звуковухи и софт только догадывались. Рома столкнулся с похожей проблемой — единомышленников, кто бы хотел играть фанк, просто не было, и выход был один — писать партии на компьютере. Тогда и ему пришлось приобрести дорогостоящий ПК. Вот так началось совместное изучение современного хайтека. Через год начали появляться музыкальные наработки и проходить первые выступления, тоже совместно. Выглядело это при-мерно так: техно-марафон от The Mub и DJ Punch & Co в клубе Ranna («марафон» — это когда от непрерывных забегов кэнди-рэйверов под ритмы техно по стенам клуба стекает пот), потом СТОП!, и в том же зале, где только что тряслись технари, выходит Рома, включает комп, гитарку, майк и под фанковое соло поет «Юра в ЮАР», снова СТОП!, погнали — марафон! Обычно мероприятия длились до 6 утра. The Mub много участвовали в подпольных рэйв-движениях 2000-х: Гагарин (Нарва), Joala (Нарва), Ranna (Силламяэ), Difference (Таллинн), «Эксэбич» (Кохтла), Sundance (Таллинн). А Рома (Smoke’n’Smile) сколотил целый бэнд с саксами, тромбонами, трубами и не только. В коллектив входили такие музыканты как Дима Агапчев (гитара, вокал), Ксюша Коршунова (вокал), Ветал Зенчик (конги), Леня Шилов (бас), Руслан Тызиков (тромбон), Кирилл Канабраткин (сакс), Саша Магерова (флейта), Роман Ананьев (клавиши, вокал, программинг), Маша Тышковская (вокал). Таким составом ребята выступили практически во всех уголках Эстонии.

логоЕсли техно было быстро принято массами, то фанк был явлением уникальным, такого в наших краях никто никогда не слышал. Один чувак, с компом и гитарой в руках, рубит дип-хаус с фанки квакерами и манящим вокалом, и класть он хотел на все «мясорубки»! Я могу гордо назвать Романа Ананьева Папой фанка Эстонии (Ида-Вирумаа как минимум), а Силламяэ — джаз-столицей региона (думаю, многие согласятся).

С конца 90-х, с приходом в Эстонию рейв-культуры, начинает активно действовать местный клуб Ranna. Промоушеном клуба занимался Андрей Ёлкин (NBG). Почти каждый месяц в клубе проходили тусовки электронной музыки с гостями со всех точек планеты. В надежде отвиснуть под любимых диджеев к нам съезжались рэйверы со всей Эстонии. «В надежде» — потому что в клуб вместимостью в 250 человек приходили все 500. Для многих рэйв-культура послужила толчком к развитию, в тусовке появились хорошие и в дальнейшем успешные художники, музыканты и диджеи. Правда, многие,
к сожалению, «пропали в сиреневом тумане».

 

2000-е: Art-Yes, Crisis-No

Мое поколение начала 2000-х, вдохновившись рейвом, положило начало пост-рейв эры: диповые, мелодичные темы, диско-фанковые сейшены, лишь изредка техно-драм-н-бейс тусовки. Как правило, мероприятия состояли из двух частей: в одном зале был «колбасный цех», в другом — лаунж под фанки ритмы Smoke’n’Smile и хаусовых ди-джеев. Все это мы старались как-то декорировать: пускали видео и слайд-шоу, делали инсталляции, выставки, порой проходили перформансы. С каждым мероприятием появлялось все больше новых знакомых и единомышленников. Так и образовался небольшой круг людей, поддерживающих андеграундарт в Силламяэ. Сюда я отнесу таких «мэнов» как Эдуард Зенчик, Антон Сердюков (StudioÖÖ), Дарья Пополитова, весь Ssspectrum (Taрту) и GSS (Нарва), ребят из Smoke’n’Smile и многих других, кто непосредственно помогал и принимал участие в наших мероприятиях.

При этом объединяли нас исключи-тельно мероприятия, регулярно мы друг с другом общались мало, каждый был сам по себе, на своих заморочках. Мы выбирали место, будь то бомбоубежище, кинотеатр «Родина», Дом культуры или тот же клуб Ranna, и художники оформляли помещения, музыканты прино-сили звук, диджеи — музыку. Так на денек мы делали мир, в котором чувствовали себя уютно и раскрепощенно, где не только отдыхали от повседневности, но и самовыражались, получая заряд новой энергии, заряд, который приводил к все более качественным сейшенам и конкретно сформулированным целям. Особо выделю несколько таких мероприятий: “Create to Destroy” (2007) и “NoWar” (2009) в бомбоубежище 1-й школы, а также “Art-Yes, Crisis-No” в Доме культуры (2009). Все эти мероприятия делались под видом художественных выставок, потому что получить хотя бы бомбоубежище, а тем более ДК, на ночь было нереально. А под выставку — пожалуйста, бывало, и с небольшим финансированием :). Первые два дня — экспозиция, а на третий день — банкет. Словами эти действа очень сложно описать! К примеру, возьмем “Art-Yes, Crisis-No”, день «банкета» которого выпал на 9 мая. Мы устроили парад вокруг ДК — ходили под песни «Браво» и Жанны Агузаровой с плакатами «Бью за искус-ство», «Помойка кисти» и т.д. Хорошо, что ветераны нас не видели. В самом же ДК проходила авангардная выставка Эдика Зенчика и Антона Сердюкова, где среди портретов Маркса и Ленина можно было увидеть здоровенный ЙУХ с крыльями, летящий вверх, к «героям» (провисел он, правда, недолго и не без выговоров). А вечером был сейшн, который можно сравнить, пожалуй, с фильмом «Псих-аут» 1968 года — психоделический атас за пределами норм и стандартов. Мы до сих пор сами не понимаем, как все это прокатывало, ведь такие действия просто невозможны, тем более в нашей стра-не. И когда меня спрашивают «как?», я отвечаю: «Это Силламяэ». Потому что сам не знаю, как. И еще советую посмотреть короткометражный фильм Vernanda (1988, Tallinfilm), сюрреалистичный сюжет которого четко передает жизнь и дух Силламяэ. Так что начните знакомство с нашим городком именно с фильма. «Вернанда» — это синоним фразы «невероятно, но факт». Возможно, это и объясняет вседозволенность наших мероприятий. Город, кстати, с 1988 года внешне совсем не изменился, и фильм служит отличной видеокарточкой.

сейшн в бомбоубежище первой школы Create to destoyВремя идет, меняются взгляды, вкусы и отношение к музыке и миру в целом. Техно кануло в Лету вместе со своими «электрофорезными примочками», а вот фанк и джаз засосали покруче зыбких трясин. Но мероприятия стали проходить крайне редко. Мы стали тусоваться в легендарной квартирке в «стоквартирнике» на той же ул. Румянцева. 26 квадратов жилплощади порой вмещали до 15 человек, плюс инструменты. А какие сейшены там бывали — огОгО, незабываемое время бэнда Smoke’n’Smile. И как-то нам этого хватало. Свой уголок, микромир, где все на фанки-теме и ничего лишнего. Конечно, не без выступлений! Звали часто и много, в основном в Таллинн и Тарту.

Параллельно с этим, в 2004 году, прошел первый JazzTime, чему поспособствовал наш земляк, выдающийся клавишник, джазмен Владимир Высоцкий. Фестивль JazzTime дал нам надежду, что все было не зря. В этом году фестиваль отметил десятилетие. А 3-4 года назад, при поддержке Владимира Высоцкого и лучшего контрабасиста Эстонии Тойво Унта в местной музыкальной школе было открыто поп-джаз отделение, где стали преподавать такие мастера, как Рио Кавасаки, Лембит Саарсалу и сам Тойво Унт. Еще в ресторане Krunk и ДК работает джаз-кафе VoffkaClub, где проходят джазовые концерты и джемы. Теперь у нас есть свой джаз-коллектив, свое джаз-отделение и есть свой посвя-щенный джазу праздник, на который приезжают гости со всей Прибалтики. Это очень важно! Ведь такой маленький городок как Силламяэ объединяет буквально все побережье Балтийского моря — эстонцы, русские, латыши, литовцы джемят на одной сцене, прокачивая слушателей прибалтийскими ритмами и мелодиями. И хоть на денек мы становимся одним целым — людьми без штанов и рубашек, без ограничений в языке и возрасте, а это и есть цель музыки и, наверное, общества в целом.

 


Саундтрек к статье:

The Mub magmamusic.ee/music/mub
Smoke’n’Smile magmamusic.ee/music/sns